Я никогда не пойму, зачем мне было столько врать.
Что тебе это дало и каким образом ты надеялся все это разгрести впоследствии.
Также совершенно неясно, чего ты хотел добиться своими приступами ярости.
Ну, одного, конечно, добился - мое здоровье слегка пострадало от побоев, и я теперь прямо как ты в некоторых аспектах.
И, главное, - зачем полгода было врать о каких-то высоких чувствах. Их же никогда не было. Вообще никогда.
Так что один мучительный вопрос - зачем?
Пытаюсь жить дальше.
Да нет, знаешь. Я буду жить дальше.